fbpx

BY: admin

Гипноз

Comments: Комментариев нет

СОПРОТИВЛЕНИЕ К ТЕОРИИ СОВРЕМЕННОЙ ГИПНОТЕРАПИИ

Современное состояние дел относительно популяризации и развития гипнотерапии оставляет желать лучшего. При всем том, что интерес к этой модальности, казалось бы, нарастает, положение ее все ухудшается. И связано это, в первую очередь, с отсутствием общего понимания, общей концепции и общего отношения профессионального сообщества к гипнотерапии как к  методологически насыщенной научно обоснованной дисциплине. Проблем добавляет отсутствие профессионального стандарта и профессиональной этики. В процессе образовательной и исследовательской деятельности я столкнулся с рядом коллизий. И если мы хотим получить в России гипнотерапию как серьезную психологическую модальность, то необходимо преодолеть ряд сопротивлений, связанных с формированием профессиональных и этических границ. Хочу акцентировать внимание коллег именно на этом аспекте формирования профессионального пространства. Именно здесь нас подстерегает множество опасностей, способствующих деградации этого очень тонкого инструмента работы с человеческой душой.

Сегодня мы находимся в своеобразном профессионально-временном разломе. С одной стороны – отечественный медикоцентристский, суггестивный подход, утративший и своих новаторов, и терапевтическую актуальность. Разработки Лифшица П. Я., Булля П. И., Довженко А. Р., Рожнова В. Е., и др. устарели и находятся на первой ступени психотерапевтической эффективности после Павлова И. П. В том, что вектор развития гипнотерапии в Советском союзе был направлен на примат внушения и физиологическое обоснование психики они не виноваты. На то была воля государственного аппарата, который финансировал медицинские исследования. Лишь поэтому они «застряли» в непродуктивности. Но как бы то ни было, врачебная этика и обязательное наличие высшего медицинского образования позволяло выстроить относительные этические методологические и профессиональные границы. С другой стороны, мы видим новую волну гипнотизеров, именно так бы я их назвал. И в этом нет ничего оскорбительного. Такое определение человека, владеющего гипнозом как средством психологической коррекции,  вполне обоснованно. У гипнотизера нет пациентов. Все, кто приходит к нему за помощью, для него – клиенты. Уровень профессиональной подготовки таких специалистов сводится к минимальной теоретической базе сомнительного, а иногда и псевдонаучного качества, которую он еще и сам домысливает. А практическая часть состоит из набора манипуляций, производимых над человеком в гипнотическом трансе. Определение «гипнотизер»  не имеет таких коннотаций, как «ответственность», «этичность», «образованность» и т.п. Гипнотизер – это не гипнолог просто потому, что гипнотизер ничего не изучает, а квалификация гипнолога имеет под собой теоретический базис. Всему этому есть естественные причины. Во-первых, полное разгильдяйство Рособрнадзора в сфере контроля над диким образованием, которое в изобилии практикуют многочисленные нелицензированные конторы и частные лица. Во-вторых, безответственность людей, обращающихся за помощью к гипнотизерам. В-третьих, сомнительная подготовка у современных гуру гипноза, которые берут на себя смелость обучать гипнотехнологиям людей с улицы. Здесь хотя бы успокаивает то, что, возможно, со временем в получившемся «бульоне» появятся те, кто озабочен созданием продуктивной профессиональной среды. И в-четвертых, благодаря горе-гуру преподавателям, гипнотерапия рассматривается как ремесло, не требующее теоретического осмысления. Наподобие того, как если в гончарном деле станут думать о том, что главное – научиться раскручивать гончарный круг и приловчиться лепить хорошую форму. Но даже в таком, казалось бы, простом ремесле настоящий мастер знает технологию изготовления станка, разбирается в сортах глины и способен установить правильный режим обжига. Наши же гипнотизеры убеждены в том, что теория им ни к чему.

Это эссе адресовано коллегам разного уровня осмысления гипнотерапии. Тем, кто просто занимается «шаманством» и тем, кто, как и я, обеспокоен состоянием профессионального сообщества и профессиональной модальности. За последние два года я предпринимал попытки прояснить профессиональную позицию тех, кого условно можно поместить в ТОП отечественной новонаправленной гипнотерапии. И вот что я выяснил – наше полномасштабное и всестороннее сотрудничество невозможно. Те, кто самодостаточен, не стремятся выходить из своего «кокона». Те, кто пограничен (а таких немало), не идут на продуктивный контакт в силу своих непроработанных внутриличностных конфликтов.

Одна из главных причин «несогласия» – обучение гипнотерапии превратилось в доходный бизнес. В целом, сопротивление гипнотерапии к теории можно психоаналитически обосновать анальной причиной самого метода. С одной стороны, ребенок в анальной фазе еще не способен к рефлексии в силу физиологической незрелости ЦНС. С другой стороны – это анальная фиксация на присвоении и удержании. Здесь мы видим примат анально-денежного и анально-садистического регулирования отношений учитель – ученик. Большинство гуру-гипнотизеров демонстрируют контрольно-садистические схемы захвата и удержания обучающихся в своем поле, активно обесценивают альтернативы. К прочему добавляются инфантильные защиты, способствующие самоидеализации гуру. Встречаются случаи предания «смерти» всех неугодных, в т.ч. и «учеников», через кнопку blocking в соцсетях.

Психоанализ учит нас тому, что куда бы мы ни шли, мы идем на «перенос». По этой причине я говорю всем топовым коллегам о том, что нам делить нечего. Те, кто идут учиться ко мне в Институт и становятся членами Ассоциации гипноаналитиков, никогда не придут к Г. Иванову, а те, кто идет к А. Ефремову, обойдут стороной меня. Отсюда так много сегодня тех, кто объявляет себя учителями гипноза, выучившись у московских или питерских коллег, наделенных вышеперечисленными пограничными качествами. Это ученики своих учителей. Их побуждение назвать себя как можно быстрее тренером гипноза закономерно. Они же, повторюсь, ученики своих учителей. Здесь хочется похвалить коллег из других психологических модальностей за их профессиональный дух. Я ни разу не встречал человека, который бы выучившись в Гештальт-институте, приехал к себе в город и объявил себя гуру-учителем.

Еще одна «печаль», о которой здесь упомяну, – отсутствие академической традиции, в силу отсутствия навыков как таковых. Есть опыт питерских коллег, который кроме улыбки у меня ничего не вызывает. Назывался он  «Первый фестиваль гипноза», на котором я побывал в качестве докладчика. Низкий академический уровень, как позже выяснилось, был обусловлен в т.ч. и тем, что каждый выступающий не хотел делиться своими знаниями, как это обычно бывает на научно-практических конференциях, а транслировал какие-то банальности. Ну, друзья мои, на то он и сейшн, чтобы обмениваться достижениями. Хочу ко всем обратиться: друзья и коллеги,  чего уж там такого секретного вы наразрабатывали? И если это действительно что-то, что похоже на божие откровение, тогда почему вы еще не Нобелевский лауреат?

В завершение скажу пару слов о том, как я вижу развитие гипнотерапии. Сегодня, а это совершенно точно, вполне отчетливо выкристаллизовалось несколько модальностей гипнотерапии. Московское направление – это, несомненно, когнитивно-поведенческий подход в гипнотерапии и его исповедник Г. Иванов. Кстати, слышал хорошее словосочетание Гипно-КПТ. Не помню, где услышал. Дарю, Г. Иванов. Затем, появившаяся год назад франшиза OMNI, которую привез в Россию А. Ефремов. Эриксоновское направление в России по праву принадлежит ИГИСП, где его плодотворно культивирует М. Р. Гинзбург с коллегами. Здесь стоит отметить НИИ Клинического гипноза, под руководством А. Н. Блинкова. Но то, чем они занимаются и чему обучают, мне неизвестно. Они недостаточно активы в информационном пространстве, чтобы сделать заключение о вкладе НИИ в общее развитие профессиональной среды. Питерская школа вполне может быть представлена как Школа Омельченко-Бондарь. В Украине гипнотерапевтическое движение развивается значительно продуктивнее. Основной движитель всех процессов – доктор С. Г. Гринвальд. Сейчас в рамках ВАГиП разрабатывается образовательная программа, предполагающая концептуализироваться гипнотерапии в качестве учебной дисциплины в вузах. Вот, пожалуй, и все. Последним остался ваш покорный слуга. То, чем занимаются возглавляемые мной Институт психоанализа и AHYP, – это самое теоретизированное и методологически разработанное направление  «Психодинамический гипноз». Синтез психоаналитической теории и клиники с практикой гипноза позволил сформулировать новую методологическую среду и методический аппарат, обоснованные теоретической позицией. Новое направление в гипнотерапии развивается в рамках Ассоциации AHYP, что подразумевает под собой наличие этического сопровождения и критериев аккредитации специалистов по разработанному профессиональному стандарту. Мы выдаем диплом о профессиональной переподготовке и оказываем сопровождение и поддержу наших выпускников.