А. Савченков
Психологический вред современного здравоохранения
«Не лечи бесплатно. Ибо тот, кто лечится бесплатно, рано или поздно перестает ценить свое здоровье, а тот, кто лечит бесплатно, рано или поздно перестает ценить результаты своего труда» (Гиппократ)
Речь пойдет не о врачебной практике, как таковой, а о системе, в которую эта практика включена. Разговор о качестве врачебной помощи – это отдельная тема. Но вот по некоторым аспектам системы, подведомственной институту государственных гарантий, я немного пройдусь.
Современное положение дел таково, что государственные медучреждения в большинстве медицинских отраслей не способны оказывать качественную помощь. Оговорюсь, что в Челябинске, местами встречается и супер-оборудование, и супер-спецы. Но это касается тех направлений, на которые выделялись бюджетные деньги. Например, эндоваскулярная тромбэктомия – легко. Даже на коронарных сосудах сердца. Оборудование для таких операций имеется в ЧОКБ и в «Дорожке». Недавно отстроенный Кардио-центр – шедевр медицинских технологий, хотя и не отечественных, но все же. Однако в большинстве госмедучреждений ситуация с оказанием врачебной помощи весьма унылая. Я вижу здесь несколько причин такого печального положения.
Первая причина – врачи не могут позволить себе дополнительное образование по профессии, в силу финансовой недоступности.
Сегодня, как всем нам известно, большие деньги в НИР в медицине вкладывают Америка, Израиль и Германия. По этой причине все передовые технологии и методики лечения заболеваний, начиная от распространенной гипергликемии и заканчивая онкологическими заболеваниями, существуют там. Но чтобы поучиться у ведущих западных специалистов, даже при условии, если они приезжают в Россию – нужно затратить немалые деньги. Рядовым врачам такое удовольствие не по карману, а у госмедучреждений на это нет финансирования. А посему повышают квалификацию единицы. В связи с этим, у врачей снижается мотивация и уверенность в своем профессионализме. Наступает эмоциональное выгорание и проф. деформация у специалистов.
Я часто слышу от российских врачей, что, дескать, отечественная медицина – это наикрутейший крутяк. Други мои, спешу вас разочаровать. Никогда такого не было. Ни раньше, ни сейчас. Это все небылицы, распространяемые идеологическим обкомом.
Нет, конечно, и среди российских, в т.ч. челябинских врачей, есть весьма светлые головы, которые, несмотря на отсутствие медикаментозной и технологической базы творят чудеса. Им памятники нужно ставить при жизни. Но в большинстве случаев сегодня врачи – медработники, в самом нейтральном смысле этого слова. Вторая причина – бесплатная медицинская помощь. В свое время Гиппократ говорил: «Не лечи бесплатно. Ибо тот, кто лечится бесплатно, рано или поздно перестает ценить свое здоровье, а тот, кто лечит бесплатно, рано или поздно перестает ценить результаты своего труда». Отечественная система здравоохранения вышла из советской, и существенных изменений не претерпела, кроме, пожалуй, принципов финансирования. У россиянина складывается впечатление о том, что в больнице его лечат бесплатно. Именно потому, что граждане платят не сами, а за счет источников работодателя (5,1% от ФОТ), они не держат в руках эти деньги, не передают их в больничную кассу – создается иллюзия дармовщины. В связи с этим, основная масса населения придерживается принципа: пусть не эффективно, но зато даром.
С другой стороны, руководители региональных и местных мед. структур вынуждены бороться друг с другом за доп. финансирование из Федерального и Регионального бюджетов, чтобы хоть как-то поддерживать материально-техническую базу в рабочем состоянии. Ну откуда тут возьмутся деньги на оплату обучения передовым методам лечения?

Еще один нелицеприятный, на мой взгляд, факт – превращение медицины в сферу обслуживания. Именно так – обслуживание. Сегодня мы все чаще слышим от врачей в адрес больного – клиент. Особенно следует отметить в этом смысле частнопредпринимательскую медицину. В негосударственных медцентрах очень часто предлагают пациентам ненужные дополнительные манипуляции или ставят заранее ошибочный диагноз, чтобы дороже полечить пациента. Сам с этим сталкивался пару раз. Но, благо, есть хорошие знакомые среди врачей, у которых можно продублировать обследование и выявить свою не расположенность к заболеванию.

Третья причина – атавизмы советской клинической традиции. Выражены они, во-первых, в симптомориентированности.
Третья причина – атавизмы советской клинической традиции. Выражены они, во-первых, в симптомориентированности. Во-вторых – в отрицании психических аспектов этиологии и патогенеза, в т.ч. и органических расстройств (игнорирование кортико-висцеральной теории Павлова). Из этого следует, что все терапевтические методики, в большинстве, разрабатываются: а) для устранения симптома, а не причины; б) без учета психических аспектов возникновения заболевания. В связи с этим, терапевтическая помощь в подавляющем большинстве случаев выражается в медикаментозном воздействии, в т.ч. и на соматоформные расстройства, которые таблетками не лечатся, а лишь локализуются.
Все мной перечисленное, служит огромным препятствием на пути профессиональной помощи людям, страдающим как органическими, так и психическими заболеваниями. В своей практике я сталкиваюсь с непониманием того, что психотерапия – это не быстрый процесс. В большинстве случаев, психические расстройства не лечатся медикаментами. Медикаменты – средство подавления симптома. При медикаментозном лечении не устраняется причина, послужившая отправной точкой страдания. И как часто это бывает, в т.ч. и при лечении внутренних органов, медикаменты результатов не дают.
Однако люди идут к врачу в госучреждение, принимают назначенные таблетки, ставят инъекции, но облегчения не наступает. Большинство пациентов, страдающих тревожными расстройствами, психосоматическими заболеваниями, жалуются на то, что от приема антидепрессантов и транквилизаторов становится еще хуже. Неврологи и психиатры делают такие назначение не потому, что они злодеи, а потому, что их так научили в медицинском институте, образовательная политика в которых определяется министерскими и научно-педагогическими работниками, вышедшими из СССР. Чтобы принять какую-то новую методику Министерство здравоохранения должно выпустить разрешительный циркуляр. И это несмотря на то, что во всем цивилизованном мире, ведущую роль занимают немедикаментозные методы психотерапии. И среди них на первом плане психоанализ и гипноз.
Психоанализ занимает лидирующую позицию в европейской психотерапии. Ориентиром психоаналитического знания и образования в области психоанализа является Университет Зигмунда Фрейда в Вене. Классический гипноз наибольшее распространение получил в Америке. В Европе гипнотерапия представлена институтом эриксоновского гипноза Жана Бекио.

В России психоаналитическое образование представлено, в т.ч. нашим институтом. Челябинский институт психоанализа обучает психоаналитиков и гипнологов психодинамического направления с опорой на классический гипноз. Подготовка специалиста длится один год, по истечению которого он получает знания и терапевтические навыки в области психоанализа и гипноза. Приступать к практике такой специалист может на следующий день после получения диплома.

Made on
Tilda